Неожиданное знакомство

Размышления над книгой Лилии Юсуповой «Время любви»

Мы живем, не задумываясь о том, что в окружающем нас мире не счесть очень интересных, умных, талантливых людей, знакомство с которыми может обогатить тебя не менее, чем неожиданно обнаруженный клад с драгоценностями.

На днях я прочитал книгу Лилии Юсуповой «Время любви» и под впечатлением от этой книги хожу взволнованный, будто вдруг влюбился. Вы знаете, кто такая Лилия Юсупова? Нет? Я тоже не знал. Ну, имя «Лилия» и фамилия «Юсупова» в наших краях не редкость, сами по себе они особого волнения не вызовут. Но здесь речь идет о конкретной Юсуповой, авторе 14 поэтических сборников, к тому же известной посетителям Интернета.

 

Я, человек старых взглядов и привычек, Интернетом не интересовался, довольствовался заменой портативной пишущей машинки компьютером, выполняющим функции той же машинки, только более удобным при внесении правки в текст. Интернетом впервые воспользовался не так давно по случайному стечению обстоятельств.

Произошло это так. Летом прошлого 2011 года мне по телефону предложили войти в состав жюри международного конкурса переводчиков тюркоязычной поэзии на русский язык под названием «Ак торна», что значит «Белый журавль». Дело благое, я дал согласие, не представляя, кто организует конкурс, какой объем работы предстоит выполнить, с кем мне придется сотрудничать. Оказалось, что члены жюри живут в разных странах: помимо России в Германии, Канаде, а председатель жюри поэтесса Вера Павлова позвонила мне потом из Нью-Йорка, чтобы посоветоваться об окончательном списке победителей конкурса. Общаться меж собой и с оргкомитетом, работавшим в Уфе, мы могли только по Интернету. У меня своего выхода во всемирную паутину нет, пришлось призвать на помощь внука Сашу, живущего в другом конце города. Он порцию за порцией привозил на флешке адресованные мне оргкомитетом материалы, я расставлял оценки по десятибалльной шкале, и внук же отправлял их обратно в оргкомитет.

На конкурс поступили переводы с двунадесяти, как сказали бы встарь, языков. Участие в нем приняли более полусотни переводчиков, а общее число переведенных на язык межнационального общения и представленных для оценки поэтических произведений перевалило за 700. Надо было сличить их с подстрочниками и, по возможности, с оригиналами, решить, чья работа лучше, чья слабей.

Это был долгий, нелегкий, но радостный труд. Я ошибался, полагая, что после распада Советского Союза переводческое дело на постсоветском пространстве совсем заглохло, что переводчики художественной литературы, именовавшиеся раньше офицерами связи между народами, оказались не у дел. Я открыл для себя много талантливых людей, которых прежде не знал. Мой мир заочных знакомств раскинулся от Нью-Йорка и Вены на западе, до Якутска и Алма-Аты на востоке и Симферополя на юге.

Чтобы не заблудиться среди десятков имен и фамилий, пришлось по ходу дела составить список особо одаренных переводчиков, помечая, кто где живет и с какого языка переводит. Хотелось бы перечислить всех победителей и дипломантов конкурса, но в мою задачу это сейчас не входит. Отмечу лишь, что оргкомитет, учредив специальную премию за лучшие переводы с башкирского языка, присвоил ей имя моего недавно ушедшего из жизни друга – народного поэта Башкортостана Александра Филиппова. Эту премию присудили Светлане Чураевой, – к слову сказать, в ее переводе на русский язык звучит и Гимн Республики Башкортостан.

В мой список особо одаренных переводчиков попала и Лилия Юсупова. Напротив ее фамилии я сделал пометку: «Очень способная переводчица!» Она прислала переводы стихов татарской поэтессы, выступающей в печати под псевдонимом Идельбике (я предпочел бы написание «Идельбика»), что в переводе на русский язык означает «Госпожа Волжанка».

В конце ноября 2011 года в Уфе во Дворце молодежи состоялся торжественный литературный вечер, на котором огласили итоги конкурса «Ак торна». Народу на вечер пришло много, но, к сожалению, не все победители и дипломанты смогли приехать на торжество. Из членов жюри принял в нем участие только я.

По окончании торжественной части вечера ко мне подошли две женщины. Пожилая назвалась Идельбикой, а та, что моложе, дипломантка конкурса Лилия Юсупова, оказалась ее дочерью. В коротком разговоре много не узнаешь, выяснилось только вот что. Старшая из моих собеседниц в Ульяновске возглавляет местную секцию Союза писателей Татарстана, младшая живет в Горно-Алтайске, врач, кандидат медицинских наук. Приехали они в Уфу специально на этот вечер, потому что обе влюблены в литературу. И обе подарили мне свои книги: мать – «Дороги и думы» в переводе дочери, дочь – «Время любви». Эти книги и стали продолжением нашего знакомства.

В хлопотах, связанных с конкурсом, я запустил свою переводческую работу, не выполнил в срок одно обещание, поэтому поставил подаренные книги на полку с намерением прочесть, когда освобожусь. Супруга моя ознакомилась с ними первой и стала, интригуя меня, цитировать Лилию Юсупову. Наконец, и я взялся за «Время любви».

Книга эта выпущена в свет в Барнауле, видимо, на средства автора, издательство не названо. Явление это в нынешнее трудное не только для литераторов время не редко. Тираж – 500 экземпляров. Для огромной России – капля в море. Потому-то, надо думать, я об авторе книги прежде ничего не слышал. А ее, оказывается, знают многие поклонники хорошей литературы, в том числе и очень известные люди.

Вот как отозвался о ней бывший Президент Республики Татарстан Минтимер Шаймиев: «Стихи и произведения живописи Лилии Юсуповой стали для меня подлинным открытием. Стихи ее лучезарны. Они глубоко философичны и мудры. Заставляют размышлять о ценности жизни и предназначении человека…».

В первом разделе книги представлены стихи о любви, об отношениях с любимым человеком, женских переживаниях, счастье и несчастье. Они написаны в пушкинских традициях, подкупают хорошим большей частью, выразительным русским языком и ненавязчивой образностью. Второй раздел – «Поэзия в музыке» (уже исполняемые песни и романсы). На музыку положены полтора десятка стихотворений Лилии, чему может позавидовать любой поэт. Вот одно из этих стихотворений:

 

Шел мелкий снег, колючий и сухой,

Но в воздухе весна уже кружилась.

Ты говорил, что женщины такой

Тебе еще встречать не приходилось.

 

О, черных глаз немое колдовство,

Я этих слов с тревогой ожидала

И наших душ печальное родство,

Мой милый друг, давно предугадала.

 

Шел снег. И было тихо и светло,

Но за чертой, начертанной словами,

Ломался мир, как хрупкое стекло,

Как тонкий лед, хрустящий под ногами.

 

Не правда ли, стихи эти в самом деле очень просты, нет в них ни эстетских изысков, ни новомодных выкрутасов и надрыва, от прозрачных строк на душе становится и радостно, и тревожно из-за того, что происходит в окружающем мире. Стихи сами просятся на сочетание с задушевной мелодией.

Далее в книге идут разделы «Четверостишья», «Двустишья», «Драматические поэмы» – их три, «Из поэзии Идельбике», то есть переводы стихов матери, «Страницы из дневника» и в последнем разделе представлены фото живописных работ автора. И всё это солидно, на профессиональном уровне. Невольно задаешься вопросом, как автор находит время, чтобы и на работу ходить, попутно защитив диссертацию, и книги писать, и домашнее хозяйство вести.

 

Один секрет от публики скрываю:

Мне кухня – кабинет и мастерская,

И я в ней, как заправская стряпуха,

Готовлю и для тела, и для духа, –

 

шутит Лилия, обозначив перед этим круг своих любимых авторов:

 

Стоят в моем шкафу на книжной полке

Стихи Бодлера, Данте, Гёте, Лорки,

Тагора, По, Саади и Шекспира –

Цветы с полей души земного мира.

 

И дополнительной похвалой этому перечню звучит четверостишие:

 

Смотрю с тоской на книжные развалы –

Уходят в тень былые идеалы,

И, сдавшись низкопробности на милость,

Литература в комикс превратилась.

 

Поражают широта интересов и глубина познаний Лилии. Она переводит на русский язык стихи малоизвестных у нас или вовсе неизвестных древнеримских поэтов, оставивших анонимные эпиграммы и эпитафии. В ее философских четверостишиях чувствуется влюбленность в рубаи Омара Хайяма. В разделе книги, в котором представлены дневниковые записи, она размышляет о поэзии Пушкина, Блока и Есенина, отыскивая в их творчестве и биографиях не замусоленные временем и школьными учебниками факты и детали, делает подчас неожиданные выводы. Право слово, я не знал бы, что один из известнейших русских поэтов Афанасий Фет по происхождению – чистокровный немец. Лилия выискала этот факт, чтобы в полемике с друзьями по Интернету обозначить свою интернациональную позицию.

Если не ошибаюсь, из Библии исходит изречение: «Многия знания – многия печали». Жизнерадостной Лилии не чужды и печаль, и протестные настроения, активное неприятие несправедливости и человеческих пороков.

Будь это возможно, я, учитывая мизерный тираж подаренной мне книги, процитировал бы здесь ее всю от начала до конца. Но, поскольку это невозможно, делюсь хотя бы кратко своими впечатлениями от нее, чтобы как можно больше читателей запомнило имя нашей замечательной землячки.

Более всего вызвал у меня любопытство раздел «Страницы из дневника». Здесь много размышлений о поэтах и поэзии. Лилию интересуют и Гораций, и Вольтер, и Мицкевич, и многие другие знаменитые люди, оставившие след в истории и литературе. Но чаще всего упоминается ее кумир Пушкин – по самым разным поводам. Вот ряд цитат в подтверждение сказанного.

«…О Пушкине написано много воспоминаний. Большинство из них – восторженные. Но есть и такой отклик: «Я познакомился с поэтом Пушкиным. Рожа ничего не обещающая. (А. Я  Булгаков, московский почт-директор)».

«…О «Евгении Онегине» один из журналов написал: «Собрание отдельных бессвязных мыслей о том, о сем». Сейчас мы читаем такие высказывания с недоумением. Однако какую боль они доставляли поэту!..»

«Я хотела включить в программу поэтического вечера танцевальный номер, обыграв стихотворение «Восточный танец»… Но мой танцевальный пыл был быстро остужен – супруг, увидев, что вместе с концертными платьями я укладываю восточный костюм, едко заметил: «Ты танцевать собираешься? Это совершенно лишнее. Ты можешь представить, чтобы Пушкин на сцене танцевал хип-хоп, а Ахматова – ламбаду?»

«В этом году я отметила день рождения Александра Сергеевича Пушкина своеобразно – написала в соавторстве с ним иронические одностишья, назвав их «НеПушкин»:

*Пустое «нет» сердечным «да» она, обмолвясь, заменила.

*Не пой, красавица, при мне ты песен Игоря Крутого!

*Гречанка верная! Не плачь – Москва давно слезам не верит…

*Я вас любил. Теперь лечусь…

*Читал охотно Апулея, а Карла Маркса не читал.

*Пора, мой друг, пора! Посадку объявили…

Думаю, что Александр Сергеевич, обладавший великолепным чувством юмора, простит мне эту вольность…»

Пушкин, Пушкин, Пушкин, так сказать, на каждом шагу. Но не только наш величайший поэт занимает мысли моей неожиданной знакомой, она живо интересуется и творчеством своих современников, благо Интернет предоставляет новые возможности для этого.

«Я вспомнила, – пишет Лилия, – давний разговор с мамой. “Во времена Пушкина было мало грамотных людей, поэтому талантливого человека замечали сразу. А сейчас? Столько книг издается, что выявить среди этой массы настоящую поэзию очень сложно”, – сетовала она». И далее Лилия ссылается на статью Михаила Исаковского «Доколе!», в которой автор всемирно известной «Катюши» ратует за ужесточение отбора стихов для публикации, приводит возмутительные, на его взгляд, цифры: на 20 февраля 1967 года в Союзе писателей СССР насчитывалось 2185 поэтов, выпускавших около 1700–2400 сборников в год. «Бедный Михаил Васильевич! – восклицает Лилия. – Что бы он сказал сейчас, если бы узнал, что только на одном сайте (Стихи.ру) в Интернете насчитывается 270 тысяч авторов, опубликовавших более 9 миллионов стихотворений?»

Что делать, как не утонуть в этом стихотворном море-океане, отличить хорошее от плохого? Запретительными мерами тут ничего не добьешься, пусть народ пишет и печатается, а взыскательный читатель сам выберет лучшие образцы, считает Лилия. Она категорически не приемлет лишь матерщину в литературе – «плевки читателю в лицо» и безграмотность. «Обидно, что среди графоманского хлама порой трудно разглядеть жемчужины, так как плодовитость бесталанных людей удивительна», – пишет она. Но и жемчужин Лилия находит много – главным образом, в сочинениях авторов провинциальных, не испорченных столичной всеядностью, аптечными рекламными заказами и сомнительной славой. В российских глубинках, к счастью, бьют еще не замутненные рыночными стоками родники поэзии. И Лилия в интернет-полемике, что называется, с саблей наголо кидается защищать истинно талантливых, по ее мнению, стихотворцев. Раздел «Страницы из дневника» занимает примерно две пятых объема ее книги, и половина из этих двух пятых отдана цитированию чужих стихов, понравившихся Лилии, с краткими комментариями к ним.

А у меня из всего сказанного выше напрашивается для самого себя вывод: и мне бы так насыщенно жить! Жаль, не получил в свое время медицинского образования. Из врачей почему-то получаются замечательные поэты и писатели. Пусть я не достиг бы чеховских высот, зато разговаривал бы с Лилией Юсуповой на равных.

 Марсель Гафуров,

журнал «Бельские просторы», №6, 2012 год (Уфа).

Посетителей на сайте

Сейчас 15 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Найти стих

Наши партнеры

Сайт о человеческой душе
Euroharmonia.nl (Нидерланды)

Случайный стих

Restore Default Settings