"Сегодня сбылись все мечты и наитья"

            Международный конкурс на лучшие новые переводы Чеслава Милоша на русский язык, объявленный Институтом Книги совместно с Фондом „Za Wolność Waszą i Naszą” по случаю столетия со дня рождения поэта, вызвал огромный интерес во всём мире. Среди 123 участников конкурса были граждане 12 стран.

             На конкурс в общей сложности было прислано 830 переводов ранее не переведённых на русский язык произведений Милоша, которые выбрали профессор Александр Фьют и Наталья Горбаневская. Это были следующие стихотворения: «Бедный христианин смотрит на гетто», «Череп», «Молодость», «Обряд», «Ода птице», «Рецепт», «Встреча», «Песенка для одной струны», «Счастье», «Вальс», а также фрагменты прозы из  «Азбуки».
            Жюри в составе: Наталья Горбаневская, Томас Венцлова, Адам Поморский, Игорь Белов, Андрей Хаданович работало около 6 месяцев, в результате были выбраны 10 финалистов, среди которых наша землячка - Лилия Юсупова.

            Вот имена десяти лучших переводчиков: Ярослава Ананко (Белоруссия) совместно с Генрихом Киршбаум (Германия), Игорь Булатовский (Санкт-Петербург), Татьяна Дубинина (Москва), Владимир Окунь (Самара), Лев Оборин (Москва), Денис Пелихов (Челябинск), Лада Сыроватко (Калининград), Владимир Штокман (Краков), Анастасия Векшина (Москва), Лилия Юсупова (Горно-Алтайск).

            12 декабря 2011 года в посольстве Республики Польша в Москве были объявлены победители. Ими стали:  Игорь Булатовский (С.-Петербург, Россия) – первая премия, 50 000 рублей; Ярослава Ананко совместно с Генрихом Киршбаумом (г. Червень, Беларусь и Бэд Аббах, Германия) – вторая премия, 25 000 рублей; Татьяна Дубинина (г. Москва, Россия) – вторая премия, 25 000 рублей. Остальным финалистам были вручены дипломы.

            Финалистов конкурса, членов жюри и многочисленных приглашенных приветствовал Посол РП Войцех Зайочковски. В своей торжественной речи господин  Посол подчеркнул важное значение конкурса для лучшего взаимопонимания росийского и польского общества. Награды и дипломы лауреатам вручил Гжегож Гауден (директор Института книги) вместе с Натальей Горбаневской (председателем жюри) и проф. Николаем Ивановым (председателем Фонда „Za Wolność Waszą i Naszą”). Переводы всех финалистов конкурса будут напечатаны в сборнике стихотворений Милоша, который выйдет в России в 2012 г. 

            Нашему корреспонденту Лилия Юсупова призналась: «Я довольна этим результатом. Как рассказала уважаемая Наталья Евгеньевна Горбаневская, жюри оценивало работы, не зная авторов (все переводы были под номерами). Соперники были сильными, поэтому оказаться в десятке лучших конкурсантов – это почетно. Особо хочется отметить исключительную доброжелательность к участникам (и финалистам) оргкомитета конкурса. На конкурс я посылала переводы всех предложенных произведений. Причем, для большинства стихов делала не один, а два варианта (рифмованный и без рифм – более точный), так как у Чеслава Милоша много верлибров, а всё-таки тяготею к традиционным стихам с рифмами. Меня нобелевский лауреат Чеслав Милош увлек философским мышлением, склонностью к анализу и самоанализу, поэтому я получила удовольствие, выполняя конкурсные задания».

            Сегодня мы представляем нашим читателям стихи польского поэта Чеслава Милоша в переводе Лилии Юсуповой.

 

            Юность

 

Твоя несчастливая глупая юность.

 Приезд из провинции в город большой.

 И потные стекла трамвая, и думы –

Что слишком трактир для тебя дорогой,

 

Что сразу заметит любой из прохожих,

Что ты угловат и немодно одет,

 Что нет никого, кто б сказал: «Ты – хороший!

 Не трусь! Ты пробьешь все преграды, сосед!»

 

И ты б не завидовал тенору в драпе

(Который внезапно и страшно угас),

 И ты б не страдал из-за рыженькой в шляпе

 (Весь кукольный облик её – напоказ).

 

 Фасоны, и шляпки, и яркие маски –

 Всё это исчезнет в дыму за углом.

 И даже тот дом, где ты ходишь с опаской -

 Роскошный и крепкий - отправят на слом.

 

…Сегодня сбылись все мечты и наитья:

 Я мог бы гордиться всем тем, чем богат.

Но память колышет былые событья –

 И юные годы, как волны, шумят.

 

Не нужно искать в умных книгах совета:

Будь молод душой – и отыщется клад.

Пусть в белые платья деревья одеты –

Я первому снегу, как в юности, рад…

 

Череп

 

 У Марии Магдалены свечка догорает,

 И белеет в полумраке череп перед ней.

 Чей он? – женщина любимых всех перебирает,

Но отказывает память в милости своей.

 

Задремал песок в клепсидре. Тяжелеют очи.

Вдруг ей чудится касанье чьих-то нежных рук.

И от возгласа «Учитель!» на исходе ночи

Озарилась теплым светом тишина вокруг.

 

И меня тревожат тоже черепа виденья:

Это я – в саду страдаю под ночным окном.

Только знаю, что страданья, клятвы, упоенья,

 Канут в Лету, прогорая лишь во мне самом.

 

Да, людское сердце помнит только чудеса –

Миг – и крик, когда открылись Божьи небеса…

 

 

Рецепт (вольный перевод)

 

Не хочу признаний,

Хоть в душе нет лада:

Ведь мои страданья

Для других – отрада.

 

Много несчастливцев

С прокаженным духом

Алчут поделиться

В песнях горьким звуком.

 

Но своё наследство

Я от мира прячу –

Горестное детство,

Боль и неудачу,

 

Не браню порядки,

К жалости склоняя –

Жалобы в зачатке

Я искореняю.

 

Не добиться славы

Ложным откровеньем:

Мне в стихах по нраву

Доблесть и терпенье.

 

 Встреча

 

Мы ехали ночью – дышали прохладой поля,

Но красным крылом на востоке алела заря.

 Вдруг выскочил заяц из сумрака прямо на нас –

 И кто-то рукой показал мне на зайца, смеясь.

 

Давно это было – уже не найти никого:

Ни зайца, ни друга, который заметил его.

Ответь мне, любимая, где, в эмпиреях каких,

Жест друга, бег зайца, шуршание трав налитых

 

И даже печаль – от сегодняшних мыслей моих…

 

 

Песенка для одной струны

 

«Не вернётся вдохновенье»,-

Как-то вечером осенним

Я подумал с огорченьем.

 

Шёл я липовой аллеей.

Вместо слёз лил дождь, жалея –

Что я плакать не умею.

 

Вот и зрелость состоялась –

Жизнь со мною рассчиталась:

Есть и мудрость, есть и жалость…

 

Мой трамвай прошёл скрипучий.

Перестала злиться туча.

Стала мысль моя летучей;

 

Но, чтоб мне не дать забыться,

Снова брызнула водица,

Как в полёте голубица.

 

И воскликнул я тоскливо:

«Что ж Ты, Боже справедливый,

Не даёшь мне быть счастливей?

 

Оттого, что звуки лиры

Колебали даль эфира,

Прославляя радость мира?

 

Трудно тем, кто не боится

Вылить правду на страницы,

И к добру душой стремится».

 

Тут Господь явил мне милость -

Солнце в небе появилось,

И невольно сочинилось:

 

Однажды  на привале

Цари заночевали,

У дятла на опушке.

 

А поднялись с постели,

Три яблочка поели

Под пение кукушки.

 

Вальс

 

Уже зеркала звуки вальса вращают –

Плывут и подсвечник, и свечи, и зал.

И видно, как сто огоньков отражают

В веселом круженье сто бальных зеркал.

 

И в розовой дымке, как в яблочной взвеси,

Искрит позолота у солнечных труб.

А наши фигуры, распятые вместе,

Ты – в белом, я – в чёрном, по залу плывут.

 

Ты взгляд опускаешь, ведомая в танце,

Но шелк шелестит и зовёт наготой.

И перья, и жемчуг, и шумное царство

И шёпот, и ритм, и круженье с толпой…

 

Прошла лишь декада двадцатого века -

Спокойно в клепсидрах струится вода.

Но скоро безмерное зло человека

Накликает смерть и разруху сюда.

 

А где-то родился поэт, что напишет

Про нас - но не нам – роковые стихи;

(А ныне судьба безмятежностью дышит,

И лунные ночи светлы и тихи).

 

Его ещё нет, но появится скоро -

И станет легендой наш вальс под пером -

Легендой, где судьбы влюбленных танцоров

Сольются с войною, бедой и огнём.

 

Поэт – летописец прошепчет устало:

«Смотрите - кончается время удач»,

И мы после этого шумного бала

Услышим не вальс, а стенанья и плач,

 

Увидим, что поле телами покрыто,

Что красным окрашены всюду снега.

Что в страхе живые бегут меж убитых,

И пыльное солнце глядит свысока.

 

Ползут в небесах темно-синие тучи,

И лёд по чернеющей речке плывёт,

И раненных пленных вдоль каменной кручи

Суровый конвой по дороге ведёт.

 

Там, в первом ряду, с рассечённой щекою,

Среди молчаливых и грязных мужчин,

От мира глаза заслоняя рукою,

Покорно шагает твой будущий сын.

 

… Забудь. Возвращаемся к нашему балу,

Где вальс, и цветы, и сиянье, и «эх!»,

И сотня свечей, что кружатся по залу,

И взгляд, и улыбка, и шёпот, и смех.

 

Ты тянешь ладонь, на носочки вставая,

Чтоб в глади зеркальной казаться стройней.

И всходит над миром заря золотая,

И звонко звенит колокольчик саней...

 

Газета "Звезда Алтая" 12.01.2012.

Посетителей на сайте

Сейчас 29 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Найти стих

Наши партнеры

Сайт о человеческой душе
Euroharmonia.nl (Нидерланды)

Случайный стих

Restore Default Settings